?

Log in

No account? Create an account

РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО СЕГОДНЯ: ЛЕГИТИМНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

семинар в ИНИОН РАН

Entries by category: общество

"Русская акция" Масарика
russia_xx
В этом году исполняется 90 лет с начала реализации «Русской акции» президента Чехословакии Томаша Масарика. Значение этой масштабной программы помощи русским эмигрантам сложно переоценить. Она способствовала развитию русской культуры и науки, сохранению национального самосознания эмигрантской молодежи, да и просто помогла выжить и адаптироваться к новым условия многим русским изгнанникам.
В преддверии пражской конференции «Русская акция помощи в Чехословакии: история, значение, наследие» мы публикуем дополнение  к разделу 2.2.39  первого тома  книги «История России. ХХ век». Конференция пройдет под патронатом Карла Шварценберга, министра иностранных дел и вице-премьера Чешской республики, и при активном участии Алексея Николаевича Келина, одного и соавторов двухтомника. Read moreCollapse )

О Столыпине из книги "История России. ХХ век"
russia_xx
В связи со столетием со дня убийства Петра Столыпина публикуем раздел о Петре Аркадьевиче из нашей книги.

П.А. Столыпин и политическая стабилизация

П.А.Столыпин по своему мировоззрению являлся сторонником решительных, но постепенных экономических преобразований  и осторожного созидания правового общественного строя с опорой на силу самодержавной власти. Как гражданский долг и смысл своего существования осознавал он служение России: «Родина  требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу» - говорил он дочери Марии в 1906 г.
Петр Столыпин в письме Льву Толстому (23 октября 1907 г.) так раскрывал цели своей деятельности: «Я про себя скромного мнения. Меня вынесла наверх волна событий – вероятно на один миг. Я хочу всё же этот миг использовать по мере моих сил, пониманий и чувств на благо людей и моей родины, которую люблю, как любили ее в старину, как же я буду делать не то, что думаю и сознаю добром?... Поверьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться над этими вопросами, и путь мой мне кажется прямым путем».
 
Read moreCollapse )

Медведев знает о существовании русской эмиграции
russia_xx
Удивительно! Медведев знает, что были "разные волны русской эмиграции". И даже считает, что история эмиграции должна быть адекватно отражена в учебниках истории.

//
Президент РФ Дмитрий Медведев согласен, что в учебниках истории для школ должна быть изложена проблема эмиграции 1917 года.

Преподаватель истории и права Петр Галанюк из Чувашии на встрече главы государства с лауреатами конкурса "Учитель Года России-2010" сказал, что в ходе обучения истории в школах практически не говорится о судьбах русской эмиграции, произошедшей в результате событий 1917 года.

"Мне кажется, это неотъемлемая часть нашей истории, и мы должны об этом говорить. Не потому, что это великие люди, которые были высланы из страны, они сохранили русскую культуру, понесли ее в мир, а потому, что это часть нашей истории", - сказал учитель.

Медведев заявил, что полностью согласен с преподавателем.

"Учебников у нас много, они все разные. Учебники истории - это вообще отдельная тема для разговора", - сказал президент.

"Но то, что об этом (эмиграции) вообще не пишется - это странно, безотносительно даже позиция авторов учебников. Мне здесь нечего добавить: было бы желательно, чтобы это учли, чтобы было понятно, кто уезжал, куда уезжал. У нас были даже волны эмиграции, они, что называется, разной ценности, но это все наша история", - заключил глава государства.

//

Интересно, что президент имел в виду под "разной ценностью" "волн эмиграции"?

По поводу скандала вокруг учебника Барсенкова и Вдовина.
russia_xx
Эта история крайне неприятна, и вот по какой причине. В каждой области общественной жизни должны быть свои методы регулирования. Чтобы остановить преступника, необходимы милиция, тюрьмы и Уголовный кодекс. Чтобы указать ученому на его ошибки, или даже уличить его в подлоге – достаточно нескольких статей в научных журналах.

Очень плохо, когда науку и образование пытаются «регулировать» уголовно-правовыми методами. Вместо поиска и установления научной истины историка сразу объявляют «экстремистом», его книги – фальшивками, их изымают из библиотек и магазинов. Что это дает? Массу хлопот самому историку, неплохую рекламу его «трудам» - и никакой пользы для науки и общественной дискуссии по сложным историческим вопросам.

Еще говорят, что книга Вдовина и Барсенкова плоха не сама по себе, а потому что называется учебным пособием и рекомендована для использования в таком качестве. Хорошо – если она не соответствует стандартам учебной литературы, надо снять гриф, убрать ее из учебных планов. Но зачем сразу записывать авторов в преступники и полностью изымать книгу из оборота?

«Расправиться» с книгой и ее авторами требуют, среди прочих, люди, которым вряд ли найдется место в серьезной академической дискуссии. Вот, например, чеченский омбудсмен Нухажиев – он профессиональный историк? Правду об истории чеченского народа нужно, безусловно, защищать. Но делать это должны специалисты, а не чиновники, действующие под прикрытием местной правоохранительной системы. И даже Николай Карлович Сванидзе, при всем уважении к нему (сказано без всякой иронии), пожалуй, не вполне подходящий человек для того, чтобы объявлять окончательный вердикт этой книге как фальсификации и экстремистскому материалу. Пусть своих коллег оценивает, например, преподавательская корпорация истфака МГУ, но причем здесь Общественная палата?

Наконец, особенно удивляет, что запретить книгу Вдовина и Барсенкова по закону об экстремистской деятельности призывают люди вполне либеральных взглядов. Их недовольство учебником можно понять. Но это не значит, что в борьбе с вредными идеями все средства хороши. Ссылаясь на закон об экстремизме, противники Вдовина и Барсенкова и ревнители толерантности фактически соглашаются с этим инструментом политической цензуры, который та же либеральная общественность в свое время немало критиковала.

Спросят, наверно: как можно защищать сталинистов и ксенофобов? Во-первых, никто их не защищает. Во-вторых, откровенно говоря, не хочется оказаться на их месте. Ведь и наш двухтомник можно, при большом желании и некоторой фантазии, признать экстремистским материалом. Например, в нем немало весьма критических отзывов о большевиках и коммунистах. А в компартии ведь немало людей состояло в свое время – можно считать, что коммунисты это настоящая социальная группа (признают же теперь социальной группой милицию). Вот и решат, что наша книга критикой коммунистов возбуждает социальную рознь. И поэтому является экстремистским материалом. Так что лучше, чтобы этот закон об экстремизме вообще не применяли.

В завершении disclaimer: сказанное выше не в коей мере нельзя считать одобрением содержания книги Вдовина и Барсенкова.

Параграф о голоде 1932-33 годов
russia_xx

В связи со вчерашним решением ПАСЕ о "великом голоде" размещаем соответствующий параграф из нашей книги:

Read more...Collapse )