Category: общество

Праздник государственной измены?

Теперь соавторы двухтомника "История России. ХХ век" будут вести постоянную историческую рубрику в "Новой газете". Открывает ее статья С.В.Волкова о 23 февраля:



Среди множества нелепостей и курьезов, порожденных советской пропагандистской практикой и оставшихся в наследство «новой России», праздник 23 февраля, получивший теперь название «День защитника Отечества», занимает выдающееся место.

www.novayagazeta.ru

"Русская акция" Масарика

В этом году исполняется 90 лет с начала реализации «Русской акции» президента Чехословакии Томаша Масарика. Значение этой масштабной программы помощи русским эмигрантам сложно переоценить. Она способствовала развитию русской культуры и науки, сохранению национального самосознания эмигрантской молодежи, да и просто помогла выжить и адаптироваться к новым условия многим русским изгнанникам.
В преддверии пражской конференции «Русская акция помощи в Чехословакии: история, значение, наследие» мы публикуем дополнение  к разделу 2.2.39  первого тома  книги «История России. ХХ век». Конференция пройдет под патронатом Карла Шварценберга, министра иностранных дел и вице-премьера Чешской республики, и при активном участии Алексея Николаевича Келина, одного и соавторов двухтомника. Collapse )

О Столыпине из книги "История России. ХХ век"

В связи со столетием со дня убийства Петра Столыпина публикуем раздел о Петре Аркадьевиче из нашей книги.

П.А. Столыпин и политическая стабилизация

П.А.Столыпин по своему мировоззрению являлся сторонником решительных, но постепенных экономических преобразований  и осторожного созидания правового общественного строя с опорой на силу самодержавной власти. Как гражданский долг и смысл своего существования осознавал он служение России: «Родина  требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу» - говорил он дочери Марии в 1906 г.
Петр Столыпин в письме Льву Толстому (23 октября 1907 г.) так раскрывал цели своей деятельности: «Я про себя скромного мнения. Меня вынесла наверх волна событий – вероятно на один миг. Я хочу всё же этот миг использовать по мере моих сил, пониманий и чувств на благо людей и моей родины, которую люблю, как любили ее в старину, как же я буду делать не то, что думаю и сознаю добром?... Поверьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться над этими вопросами, и путь мой мне кажется прямым путем».
 
Collapse )

NB: Постановление Верховного суда по делу о реабилитации царской семьи

В преддверии очередной печальной годовщины хочется вспомнить один документ, в котором от имени Российской Федерации дана юридическая оценка если не самому Октябрьскому перевороту, то тем органам, которые в результате переворота узурпировали власть. Речь идет о Постановлении Верховного суда по делу о реабилитации царской семьи.

Полный текст постановления, принятого два года назад, широко не публиковался. Между тем, это очень интересный и важный документ, в котором недвусмысленно определены органы и лица, ответственные за убийство Николая II и его семьи, и мотивы этого политического решения. 

Копию постановления можно скачать на сайте Верховного суда.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 октября 2008 года N 274-П08

Collapse )

Рецензия Владимира Рыжкова на "Историю России. ХХ век" в "Общей тетради"

«Общая тетрадь», №2 (52), 2010 г. с. 113-117.

 Владимир Рыжков 

ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВА

История России. XX век: 1894 – 1939. — М.: Астрель: ACT, 2009, — 1023 с; История России. XX век: 1939-2007. - М.: Астрель: ACT, 2009. 829 с.

Вплоть до последних лет коммунистической власти в советских школьных и вузовских учебниках, книгах и журналах, документальных и художественных фильмах продолжала доминировать и воспроизводиться схема отечественной истории, созданная под руководством и лично И. Сталиным, опубликованная и растиражиро­ванная во многих миллионах экземпляров в виде «Краткого курса истории ВКП (б)» (1938 г.). Вся мировая и отечественная история представлялась в этом каноническом тексте сталинизма как непрерывное и «объективное» движение к «исторической победе» большевиков в Октябрьской революции 1917 года, а затем к «построению социализма в отдельно взятой стране» во главе с «вождем всех времен и народов» И.В. Сталиным, Эта фальсифицированная версия русской истории и стала главной советской книгой по истории. Разоблачение «культа личности» Сталина Хрущевым в 1956 г. не сильно поколебало прочность сталинской исторической схемы, созданной советским вождем в интересах укрепления своей личной диктатуры и с целью стереть народную память о реальных событиях русской истории и русской революции.

 

Collapse )


 


РГ: Нужно ли сносить памятники?

 Российская газета опросила экспертов: можно или нужно сносить памятники минувшей эпохи?

Рустам Рахматуллин, автор книги "Философия Москвы":

- Монументы, конечно, нужно убирать. Во-первых, потому что пропаганда лепилась в основном из временных материалов. За исключением тех немногих памятников, которые делались серьезными мастерами. Они стареют просто физически. Есть старение и "моральное": символы тиранической власти, конечно, стареют. От них нужно избавляться, делая исключения для художественных произведений. Много спорят о том, имеют ли право персонажи типа Ленина или Петра I, жизнь которых была связана с Москвой, остаться в ее истории в виде памятников. Я считаю, что место палачей только в запасниках музеев.

Collapse )

Галина Маланичева, председатель ЦС Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:

Collapse )

Памятник может быть старым физически, но никак не устаревшим. Когда возникает дискуссия о сносе памятников, речь в первую очередь идет о произведениях монументального искусства. Ведь от перемены эпохи, смены идеологии или в результате каких-то политических событий в стране страдают памятники каким-то личностям. Конечно, я, как руководитель ВООПиК, придерживаюсь мнения, что памятники не должны быть разменной монетой в спорах и переменах. Сейчас нам жаль, что многие памятники царской России были снесены в революцию. Лично я сейчас так же отношусь к сносу памятников советской эпохи, например, к памятнику Дзержинскому.

Collapse )

Медведев знает о существовании русской эмиграции

Удивительно! Медведев знает, что были "разные волны русской эмиграции". И даже считает, что история эмиграции должна быть адекватно отражена в учебниках истории.

//
Президент РФ Дмитрий Медведев согласен, что в учебниках истории для школ должна быть изложена проблема эмиграции 1917 года.

Преподаватель истории и права Петр Галанюк из Чувашии на встрече главы государства с лауреатами конкурса "Учитель Года России-2010" сказал, что в ходе обучения истории в школах практически не говорится о судьбах русской эмиграции, произошедшей в результате событий 1917 года.

"Мне кажется, это неотъемлемая часть нашей истории, и мы должны об этом говорить. Не потому, что это великие люди, которые были высланы из страны, они сохранили русскую культуру, понесли ее в мир, а потому, что это часть нашей истории", - сказал учитель.

Медведев заявил, что полностью согласен с преподавателем.

"Учебников у нас много, они все разные. Учебники истории - это вообще отдельная тема для разговора", - сказал президент.

"Но то, что об этом (эмиграции) вообще не пишется - это странно, безотносительно даже позиция авторов учебников. Мне здесь нечего добавить: было бы желательно, чтобы это учли, чтобы было понятно, кто уезжал, куда уезжал. У нас были даже волны эмиграции, они, что называется, разной ценности, но это все наша история", - заключил глава государства.

//

Интересно, что президент имел в виду под "разной ценностью" "волн эмиграции"?

По поводу скандала вокруг учебника Барсенкова и Вдовина.

Эта история крайне неприятна, и вот по какой причине. В каждой области общественной жизни должны быть свои методы регулирования. Чтобы остановить преступника, необходимы милиция, тюрьмы и Уголовный кодекс. Чтобы указать ученому на его ошибки, или даже уличить его в подлоге – достаточно нескольких статей в научных журналах.

Очень плохо, когда науку и образование пытаются «регулировать» уголовно-правовыми методами. Вместо поиска и установления научной истины историка сразу объявляют «экстремистом», его книги – фальшивками, их изымают из библиотек и магазинов. Что это дает? Массу хлопот самому историку, неплохую рекламу его «трудам» - и никакой пользы для науки и общественной дискуссии по сложным историческим вопросам.

Еще говорят, что книга Вдовина и Барсенкова плоха не сама по себе, а потому что называется учебным пособием и рекомендована для использования в таком качестве. Хорошо – если она не соответствует стандартам учебной литературы, надо снять гриф, убрать ее из учебных планов. Но зачем сразу записывать авторов в преступники и полностью изымать книгу из оборота?

«Расправиться» с книгой и ее авторами требуют, среди прочих, люди, которым вряд ли найдется место в серьезной академической дискуссии. Вот, например, чеченский омбудсмен Нухажиев – он профессиональный историк? Правду об истории чеченского народа нужно, безусловно, защищать. Но делать это должны специалисты, а не чиновники, действующие под прикрытием местной правоохранительной системы. И даже Николай Карлович Сванидзе, при всем уважении к нему (сказано без всякой иронии), пожалуй, не вполне подходящий человек для того, чтобы объявлять окончательный вердикт этой книге как фальсификации и экстремистскому материалу. Пусть своих коллег оценивает, например, преподавательская корпорация истфака МГУ, но причем здесь Общественная палата?

Наконец, особенно удивляет, что запретить книгу Вдовина и Барсенкова по закону об экстремистской деятельности призывают люди вполне либеральных взглядов. Их недовольство учебником можно понять. Но это не значит, что в борьбе с вредными идеями все средства хороши. Ссылаясь на закон об экстремизме, противники Вдовина и Барсенкова и ревнители толерантности фактически соглашаются с этим инструментом политической цензуры, который та же либеральная общественность в свое время немало критиковала.

Спросят, наверно: как можно защищать сталинистов и ксенофобов? Во-первых, никто их не защищает. Во-вторых, откровенно говоря, не хочется оказаться на их месте. Ведь и наш двухтомник можно, при большом желании и некоторой фантазии, признать экстремистским материалом. Например, в нем немало весьма критических отзывов о большевиках и коммунистах. А в компартии ведь немало людей состояло в свое время – можно считать, что коммунисты это настоящая социальная группа (признают же теперь социальной группой милицию). Вот и решат, что наша книга критикой коммунистов возбуждает социальную рознь. И поэтому является экстремистским материалом. Так что лучше, чтобы этот закон об экстремизме вообще не применяли.

В завершении disclaimer: сказанное выше не в коей мере нельзя считать одобрением содержания книги Вдовина и Барсенкова.

Андрей Зубов о термине "советско-нацистская война"

Клеветническая статья "Эксперта" заставила нас еще раз разъяснить нашу позицию по отношению к этому термину, предложенному  в "Истории России. ХХ век"

Этот текст войдет в новое издание двухтомника:

Collapse )

Хотелось бы добавить, что этот термин получил полное одобрение А.И.Солженицына, участвовавшего в редактировании нашего двухтомника.