Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Владимир Булдаков. Февраль наоборот

Сегодня власть держится с помощью тех самых страшилок, которые развалили ее 95 лет назад. А в феврале 1917 года страна была одержима шпиономанией и питалась слухами о покушении на представителей царствующей династии...

www.novayagazeta.ru

Вопрос о собственности должен объединить протестное движение

http://www.novayagazeta.ru/society/50829.html

С начала протестов против массовых фальсификаций на выборах 4 декабря мы наблюдаем редкое для российской общественной жизни явление – вокруг борьбы за честные выборы объединились люди самых разных, в том числе несовместимых, взглядов. Эта солидарность оказалась возможной благодаря согласию политиков поставить выше пропаганды своих «положительных» программ достижение общей цели – равных для всех правил участия в выборах. Само по себе это уже большое достижение: через 20 лет после крушения тоталитарного режима все общественные силы заявляют о своей приверженности демократическому принципу образования власти.

Приветствуя это разумное самоограничение, мы, тем не менее, хотим указать на еще один исключительно важный вопрос, вокруг которого могут объединиться несогласные с монополией на власть нынешнего руководства страны. Это ВОПРОС О СОБСТВЕННОСТИ. Это тот больной вопрос, по которому обычно происходит политическое размежевание – между коммунистами, социалистами, либералами, консерваторами, националистами. Но в современных российских условиях мы – люди разных взглядов – можем вместе заявить: мы не согласны с тем, как была разрешена проблема собственности в послесоветской России.

Мы не согласны с современной государственно-капиталистической системой, от которой кормятся приближенные к власти олигархи и коррумпированные бюрократы.

Мы не согласны с тем, что право собственности честных предпринимателей оказывается фикцией как перед произволом чиновников, так и перед лицом внедрившихся в правоохранительные органы и суды вымогателей.

Мы не согласны с таким положением вещей, когда монополия узкой группы лиц на власть и распоряжение национальными ресурсами ведет к чудовищному социальному неравенству и лишает многих молодых людей возможности найти достойное приложение своих сил на родине.

Мы отдаем себе отчет в том, что нынешняя система распределения собственности и прав на нее была создана не в последнее двенадцатилетие, но все эти годы правительство консервировало неудачи и ошибки политики 1990-х в этой области, лишь дополняя их новыми несправедливыми деяниями.

Мы предлагаем всем общественным силам, которые сейчас выступают за честные выборы и против утвердившейся в стране монополии на власть, заявить о своем общем намерении в будущем, избранном без фальсификаций российском парламенте в первоочередном порядке поставить и решить вопрос о разделении власти и собственности, о регулировании прав собственности в интересах общества и его свободного развития. Это даст протестному движению поддержку многих миллионов людей, которым лозунг «За честные выборы» пока кажется бессодержательным и лично их не касающимся.

Когда все политические партии предложат свои программы решения проблемы отношений и прав собственности, сами граждане, подавая голоса, покажут, какие варианты кажутся им предпочтительными. И таким образом победившие на выборах партии получат от граждан мандат на преобразования в этой исторически одной из самых важных и наименее здоровых сфер нашей жизни.

Алексей Георгиевич Арбатов, академик РАН, доктор исторических наук

Геннадий Петрович Аксенов, кандидат географических наук, старший научный сотрудник (Москва)

Надежда Константиновна Арбатова, доктор политических наук, заведующая Отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН

Николай Алексеевич Бобринский, юрист

Екатерина Борисовна Богословская, преподаватель Капиталийского университета (США)

Олег Витальевич Буклемишев, кандидат экономических наук

Владимир Прохорович Булдаков, доктор исторических наук, Институт российской истории РАН

Игорь Иванович Виноградов, главный редактор журнала "Континент", академик Европейской Академии

Андрей Сергеевич Десницкий, доктор филологических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Иван Андреевич Есаулов, доктор филологических наук, профессор

Ольга Николаевна Зименкова, кандидат юридических наук, профессор

Андрей Борисович Зубов, доктор исторических наук, профессор

Владислав Мартинович Зубок, доктор исторических наук, профессор, университет Темпл (Филадельфия, США) 

Алексей Алексеевич Кара-Мурза, доктор философских наук, зав. отделом Института философии РАН, зав.кафедрой Государственного академического университета гуманитарных наук

Игорь Моисеевич Клямкин, доктор философских наук, профессор

Михаил Александрович Краснов, доктор юридических наук, профессор

АлександрЛеонидович Кузьминых, докторант Северного (Арктического) федерального университета им. М.В. Ломоносова, кандидат исторических наук, доцент (Вологда)

Юрий Филиппович  Луценко, писатель, политзаключенный с 20 годами ИТЛ

Владимир Иванович Марахонов, кандидат физ.-мат. наук (Санкт-Петербург)

Владимир Петрович Мелихов, предприниматель (Подольск)

Юлий Анатолиевич Нисневич, доктор политических наук, профессор

АлександрВадимович Панцов, доктор исторических наук, профессор Капиталийского университета (Колумбус, США)

Михаил Владимирович Поляков, государственный советник Российской Федерации 2 класса, ведущий инженер Института биоорганической химии РАН

Виктор Игоревич Стрелковский, инженер (Тула)

Максим Анатольевич Трудолюбов, редактор отдела «Комментарии» газеты «Ведомости»

Сергей Львович Фирсов, доктор исторических наук, профессор (Санкт-Петербург)

Андрей Юрьевич Чернов, литератор, член Петербургского ПЕН-клуба (Санкт-Петербург)

Лилия Федоровна Шевцова, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН

Светлана Всеволодовна Шешунова, доктор филологических наук, профессор университета "Дубна" (Дубна)

Михаил Георгиевич Шипуло, кандидат медицинских наук, доцент кафедры лучевой диагностики Института повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства

Завещание Гавела России

Вацлав ГАВЕЛ: «Российское общество ведет борьбу с самой жесткой из всех известных форм посткоммунизма»

Всемирно известный драматург, бывший диссидент и политзаключенный, последний президент Чехословакии и первый президент Чешской Республики (1993—2003) — о событиях и настроениях в России после выборов 4 декабря

www.novayagazeta.ru

«Русская акция» Чехословакии как нравственно-политическое действие

Доклад профессора Андрея Зубова на пражской конференции «Русская акция помощи в Чехословакии: история, значение, наследие», проведенной пятого октября.

  Дорогие друзья! Моя благодарность устроителям этой конференции - больше, чем обычная благодарность. Дело в том, что в России об этой акции, Русской акции чешского правительства практически ничего не известно.  Я это говорю вполне определенно – не известно среди ученых, не известно в обществе  - я это говорю с полным основанием, как профессор Института международных отношений. Уж казалось, наши студенты должны были бы знать об этом. Но не знают ни студенты, ни преподаватели. И даже о легионерах в основном знают по двум информациям. Во-первых, по Маяковскому, помните, «С Востока идёт адмирал Колчак, сибирский хлеб сапогом топча. Рабочим на расстрел, поповнам на утехи, с ним идут голубые чехи». И второе, естественно, из фильма Михалкова, где гадко и гнусно было показано, что легионеры  просто грабили Россию. Вот таково видение современного русского общества этой проблемы, которой на самом деле почти нет примеров и прецедентов в трагической истории XX века.
Collapse )

"Русская акция" Масарика

В этом году исполняется 90 лет с начала реализации «Русской акции» президента Чехословакии Томаша Масарика. Значение этой масштабной программы помощи русским эмигрантам сложно переоценить. Она способствовала развитию русской культуры и науки, сохранению национального самосознания эмигрантской молодежи, да и просто помогла выжить и адаптироваться к новым условия многим русским изгнанникам.
В преддверии пражской конференции «Русская акция помощи в Чехословакии: история, значение, наследие» мы публикуем дополнение  к разделу 2.2.39  первого тома  книги «История России. ХХ век». Конференция пройдет под патронатом Карла Шварценберга, министра иностранных дел и вице-премьера Чешской республики, и при активном участии Алексея Николаевича Келина, одного и соавторов двухтомника. Collapse )

О советских стереотипах в освещении событий ХХ века. Первая часть.

Беседа ведущего радиостанции "Свобода" Михаила Соколова с профессором Андреем Зубовым на тему "Какой истории будут учить российскую молодежь, если советские стереотипы в освещении событий ХХ века доминируют в массовом сознании?" 

Расшифровка эфира от 1.09.2011 http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24313939.html

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии – профессор, доктор исторических наук, ответственный редактор двухтомника «История России. ХХ век» Андрей Зубов.
Мы поговорим о том, какой истории будут учить российскую молодежь и почему советские стереотипы в освещении событий ХХ века доминируют в массовом сознании россиян. Вот 1 сентября, учебный год начался, и в этом году учить историю России будут еще по разным учебникам, но возможно, что уже скоро появится одна книга на всех, если призыв президента Медведева найти единые подходы в освещении истории школьных учебников будет поддержан. Кстати говоря, эту идею подхватили некоторые товарищи из «Единой России». Вот если появится единый такой учебник, к чему это приведет?
 
Андрей Зубов: Вообще, любая форма плюрализма, любая форма разнообразия для общества, которое объявляет себя демократическим в своей собственной конституции, это предпочтительная форма. Разумеется, должны быть какие-то основополагающие общие темы, но в принципе хорошо, когда учитель отбирает то, что ему кажется правильным, из того, что кажется правильным обществу в целом. Конечно, если будет написано, что, скажем, Сталин – самый добрый человек на земле, такой учебник не должен идти к людям, но какие-то интерпретации могут, я думаю, различаться. Тем более что у нас сейчас, к сожалению, официально превалирует, в общем-то, квазисоветская точка зрения на наше прошлое, и именно поэтому никакой учебник, по-настоящему объективный, по-настоящему гуманный, который ставит в центр не государство, а человека, пока не может войти в жизнь. Поэтому пока я бы считал, что лучше, чтобы была у нас множественность учебников истории.
 
Collapse )

О Столыпине из книги "История России. ХХ век"

В связи со столетием со дня убийства Петра Столыпина публикуем раздел о Петре Аркадьевиче из нашей книги.

П.А. Столыпин и политическая стабилизация

П.А.Столыпин по своему мировоззрению являлся сторонником решительных, но постепенных экономических преобразований  и осторожного созидания правового общественного строя с опорой на силу самодержавной власти. Как гражданский долг и смысл своего существования осознавал он служение России: «Родина  требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу» - говорил он дочери Марии в 1906 г.
Петр Столыпин в письме Льву Толстому (23 октября 1907 г.) так раскрывал цели своей деятельности: «Я про себя скромного мнения. Меня вынесла наверх волна событий – вероятно на один миг. Я хочу всё же этот миг использовать по мере моих сил, пониманий и чувств на благо людей и моей родины, которую люблю, как любили ее в старину, как же я буду делать не то, что думаю и сознаю добром?... Поверьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться над этими вопросами, и путь мой мне кажется прямым путем».
 
Collapse )

РОССИЯ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ. 1991 – 2011. Новая книга под редакцией Андрея Зубова и Витторио Страда

В издательстве "РОССПЭН" вышла книга "Россия на рубеже веков. 1991 - 2011" - сборник статей, авторы которых размышляют о итогах 20 лет развития постсоветской России:



Витторио Страда. Настоящее как история

Андрей Зубов. Послекоммунистическое двадцатилетие: разрушение «нового    человека».

Юрий Пивоваров. Советская посткоммунистическая Россия

Ричард Пайпс. Россия в борьбе со своим прошлым.

Владимир Булдаков. Старые идолы «новой» России.

Филипп Буббайер. Процесс над Realpolitik: Проблема целей и средств в современной России

Юрий Рыжов. Национальная безопасность.

Леонид Люкс. «Особый путь» или «возвращение в Европу»? – размышления о русских идейных спорах и о российско-германских параллелях

Лев Гудков. Перерождение коммунистической номенклатуры.

Жорж Нива. Три разговора на южном берегу Женевского озера.



Интервью нашего соавтора Владислава Зубока о ГКЧП

Collapse )

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЕДОМОСТИ

Выпуск  № 154  от  19.08.2011
Гибель империи
В годовщину августовских событий 1991 года «Санкт-Петербургские ведомости» попытались взглянуть на них с разных точек зрения. О политике мы поговорили с историком, профессором Университета Темпл (Филадельфия) Владиславом ЗУБКОМ. Экономист Дмитрий ПРОКОФЬЕВ видит проблему с другой стороны

Гибель империи. 
Уроки августа 1991-го

Сегодня, в годовщину августовских событий 1991 года, обозреватель нашей газеты беседует с доктором исторических наук, бывшим сотрудником Института США и Канады РАН, а ныне профессором Университета Темпл (Филадельфия) Владиславом ЗУБКОМ. Российскому читателю он известен как автор недавно вышедшей книги «Неудавшаяся империя: Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева». Зубок также один из основных авторов двухтомника «История России. XX век».

– До сих пор, хотя прошло уже два десятилетия, в российском массовом сознании нет однозначной трактовки событий 19 августа 1991 года. Соцопросы показывают, что значительная часть населения страны считает эти события попыткой определенной части высшей советской номенклатуры спасти от развала СССР. Другая часть полагает, что тогда мы имели дело с путчем, который спровоцировал развал. Какова ваша точка зрения, Владислав Мартинович?

– Все знают известное изречение: «Если переворот побеждает, то он становится революцией, а если нет – остается путчем». Лидеры ГКЧП утверждают, что хотели предотвратить развал СССР. Но я сомневаюсь, что они могли сохранить Союз. Слишком слабы они были и политически, и психологически, и интеллектуально, чтобы совладать с проблемами, которые губили советское государство. Холодная война была проиграна, Восточная Европа «ушла» из советских объятий на Запад, экономика и государственный аппарат разваливались на куски. Но самое главное – финансовое положение союзного государства оказалось катастрофическим, на грани дефолта. Янаеву и компании нужно было не просто убрать раздраженный и возбужденный народ с улиц и площадей, им необходимо было заставить этот народ работать, причем в условиях неизбежного и резкого понижения уровня жизни. При этом гэкачеписты в глазах населения – в отличие от президента России Бориса Ельцина – не обладали никакой легитимностью. ГКЧП мог держаться только на голой силе и страхе. Нужно также учитывать опасность гражданской войны. Развитие событий по югославскому сценарию, а там уже лилась кровь, было очень реальным. И некоторые политики из состава ГКЧП этого боялись.


– В исторической и мемуарной литературе гуляет точка зрения, что «хитрый трюкач» Горбачев знал о готовящемся перевороте и даже первое время был на стороне его организаторов. Изменил же свою позицию на противоположную только тогда, когда увидел их слабость и неуверенность. Есть ли в этой версии доля правды?

– Я эту версию не исключаю, но считаю маловероятной. Горбачев не хотел идти на применение силы. Он внутренне не был способен на это. Ему претило кровопролитие. Трудно поверить, что он мог благословить военный переворот, а именно об этом ведь шла речь.

Генерал Варенников в своих мемуарах рассказывает, как гэкачеписты пришли к Горбачеву со своими планами, а тот не сказал им ни да, ни нет. Это похоже на Горбачева. По ряду вопросов – реформе цен, реформированию правящей партии и КГБ, избранию президента СССР прямым голосованием – он проявил нерешительность. Не действовал, а уповал на силу слова и магию убеждения. На первых порах, в 1985 – 1988 гг., это у него получалось: у Горбачева были не только огромные административные возможности, которые давал пост генсека, но и кредит доверия общества, популярность в народе. Но уже в 1989 году этот кредит и эта популярность пошли на спад, а к 1991 году свелись почти к нулю.