?

Log in

No account? Create an account

РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО СЕГОДНЯ: ЛЕГИТИМНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

семинар в ИНИОН РАН

Previous Entry Share Next Entry
Ответ Андрея Зубова Аркадию Красильщикову
russia_xx
 На его статью "Снова о покаянии" в газете "Еврейское слово":

Дорогой господин Красильщиков! (к сожалению не знаю Вашего отчества)
Бесконечно благодарен Вам за добрый и очень мне близкий отзыв на нашу книгу «История России. ХХ век», который Вы дали в Вашей статье «Снова о покаянии», опубликованной в «Еврейском Слове». В устах еврея он для меня особенно ценен. Одна из сверхзадач нашей книги была – снять средостения между народами нашей страны, уврачевать застарелые раны. А разве мало их между евреями и русскими? Любое касание этой темы вызывает взрыв полемики, в том числе и во всемирной паутине. И после помещения Вашей статьи на нашей странице появилась целая гирлянда отзывов, от которых мне стало стыдно и которые модератору сайта пришлось убрать. Я думаю, что мы, и евреи и русские, с двух сторон должны строить мост взаимопонимания, покаяния и прощения. Только так мы уврачуем застарелую рану, а уврачевать ее можно, в этом я уверен. Какие-то подходы к уврачеванию мы постарались дать и в нашей книге. Я думаю, Вы внимательно прочли раздел «Евреи в Гражданской войне», который я прошу теперь поместить модераторам на нашей странице для тех, кто еще не получил в руки двухтомника. Главный принцип этого уврачевания следующий:
Представители обоих народов совершили в отношении друг друга в том числе и страшные злодеяния. Но это были не народы, а отдельные выродки, за которых нам мучительно стыдно, так как они наши по крови, хотя и не по духу. Большинство евреев не истязало русских людей в застенках ВЧК и не отдавало приказы о красном терроре, большинство русских не участвовало в погромах, не истязало евреев и не отдавало приказов об их истязаниях. Мы уверены, что большинство евреев не одобряло и не одобряет преступления своих соплеменников, как и большинство русских не одобряет, и не одобряло действия погромщиков, именовавших себя православными христианами. Да, мы знаем, что неправильные действия в прошлом способствовали и озлоблению евреев против русских и озлоблению русских против евреев, но далеко не все и тогда принимали эту провокацию сатаны. Многие своим добром и всепрощением побеждали ее. Даже если в какие-то, худшие времена, на сторону зла и неправды склоняется большинство народа – соучастием ли во зле, одобрением ли зла – всё равно остается меньшинство, остаток, о котором так вдохновенно пишет пророк Исаия. Этот остаток – оправдание целого и залог его дальнейшего исцеления. На нравственно безупречную позицию пусть и немногих должны мы всегда ориентироваться в нашем изменчивом мире, не соблазняясь цифрами социологов.
Выродки есть в каждом народе, и они достойны осуждения и наказания самим народом. Как историк я могу Вам свидетельствовать с полной убежденностью, что и генерал Мамантов, и генерал Шкуро, и генерал Деникин боролись как могли с еврейскими погромами, наказывали погромщиков, защищали ни в чем не повинных еврейских обывателей. Но в их войсках было немало и тех, кто совершал преступления против евреев нарушая приказ своих войсковых начальников и законы России, которые ни одной буквой не одобряли погромы, хотя и содержали до марта 1917 г. несколько сотен статей ущемлявших права иудаистов (пресловутая «черта оседлости» и многое иное). За эти антииудейские правовые нормы мне, как русскому человеку, очень стыдно.
Не могу не сказать, что Ваши слова о поголовном истреблении евреев в зоне действия корпуса генерала Мамантова безусловное и очень большое преувеличение. Истинный масштаб зверств казаков в Ельце требует тщательной проверки, но называть всех воинов Мамантова «белобандитами» в любом случае несправедливо. Среди них было немало достойных, благородных людей, жертвовавших собой ради защиты жизни, достоинства и свободы всех народов России, в том числе и евреев. Этим русским людям – честь и слава.
Точно такой же подход и к зверствам евреев чекистов, комиссаров, большевиков. Таковых было немало. Некоторые совдепы, карательные отряды и отделы губчека на Украине, на Дону, в Крыму были до ¾ - 4/5 еврейскими. Многие из этих совдепов, отрядов и отделов виновны в ужасающих жестокостях против основного населения – русских, украинцев, казаков. Но мы знаем, что подавляющее большинство евреев России были не с ними, а некоторые – и активно против них, в том числе и в рядах Белого Движения. Этим евреям – честь и слава. А казакам погромщикам и садистам чекистам уготован один котел в преисподней и общее осуждение всеми порядочными людьми на этом свете. Отвергая вместе злое и преступное, свое ли, чужое ли по крови, и принимая как свое всё правдивое и доброе, что есть в мире, мы и можем построить мост не только взаимопонимания, но и любви, который позволит нам ощущать себя многонациональным, многоисповедным но единым русским народом.

Ответственный редактор книги «История России. ХХ век» Андрей Зубов.

Андрей Зубов также просил поместить вместе с этим письмом параграф о евреях в Гражданской войне, который и приведен ниже.

2.2.25. Евреи в Гражданской войне
Значительную часть комиссаров и чекистов, проводивших красный террор, составляли евреи. Евреями были «первый человек» октябрьского переворота – Лев Троцкий, такие виднейшие вожди большевиков как Моисей Володарский, Моисей Урицкий, Лев Каменев, Петр Войков, Григорий Зиновьев, Карл Радек, Яков Свердлов, Яков Юровский и многие другие. Но большинство русского еврейства было также далеко от коммунистов, как и большинство всех иных народов России. В губерниях, где значительную часть населения составляли евреи, они голосовали в ноябре 1917 г. или за демократических социалистов (эсеров и меньшевиков) или за сионистов. На Всероссийском еврейском конгрессе в 1917 г. сионистские кандидаты получили 60 процентов голосов. Интеллигентное еврейство предпочитало кадетов. То немалое число евреев, которое оказалось среди большевицкого руководства, все вместе составляли ничтожное меньшинство от многомиллионного российского еврейства. Большинство русских евреев считали их выродками, забывшими свою веру и национальные корни, и активным участием в большевизме порочащими имя Божье и провоцирующими антисемитизм среди народов России.

В руководстве РКП(б) и в партии коммунистов в целом численное преимущество было за русскими. Немало среди садистов-большевиков было грузин, армян, латышей, поляков, китайцев, а также лиц других национальностей. И Ленин, и Бухарин, и Молотов и Дзержинский, и Лацис, и Сталин и много других крупнейших деятелей движения - апологетов террора, евреями не являлись. Но в той же степени, как и большевики-евреи, все они были вероотсупниками, предавшими свой народ и культуру. Большевизм вообще был вненационален, и лидеры коммунистов делили людей не по национальным, а по классовым признакам. Однако в условиях гражданской войны в России, особенно в ее южных районах, на Украине, Дону и в Бесарабии, где традиции антисемитизма были довольно сильны, именно участие в красном терроре евреев вызывало особую ненависть населения. Большевики же, не обращавшие внимание на такие «мелочи», как национальность своих комиссаров, только подливали масла в огонь. Например, в Киевской чрезвычайке, прославившейся своими садистическими массовыми жестокостями, большевики-евреи, составляли три четверти «персонала». Вполне оторванные от еврейской общины, эти люди, однако, из-за множества родственных связей, старались щадить своих соплеменников, что не могло не усиливать антисемитизм украинцев. Даже на должности, связанные с контролем над Церковью в Киеве были назначены комиссары Коган и Рутгайзер, без разрешения которых запрещалось крестить, венчать и погребать по православному обряду. Это вызывало ненависть в Белых войсках не только к большевикам еврейской национальности, но часто и к евреям как таковым, когда белые вошли в Крым и на Украину весной-летом 1919 г.

Политика московских большевиков по еврейскому вопросу была столь же циничной и прагматичной, как и по всем иным. В конце 1918 г. ВЧК не рекомендовало брать в заложники и расстреливать богатых евреев, так как их заключение и казнь оставляют большинство местного нееврейского населения равнодушным. Рост же антисемитизма в 1919 г. на Юге России заставил Ленина издать в мае 1919 г. секретную инструкцию, рекомендовавшую областным ЧК в зоне военных действий на юге России показательно расстрелять несколько десятков представителей «еврейской буржуазии… для целей агитационных», и не назначать евреев на высшие посты, чтобы снять с большевиков обвинения в проеврейских симпатиях.

Далеко не все солдаты и офицеры Белых армий могли провести различие между преступниками комиссарами и ни в чем не повинным еврейством. А.И.Деникину даже пришлось перевести в запас многих белых офицеров – евреев, так как их вчерашние товарищи по оружию теперь отказывались сражаться бок о бок с ними и подвергали часто доблестных бойцов незаслуженным оскорблениям.

Все годы гражданской войны на Украине шли погромы еврейского населения. Застарелый антисемитизм, особенно укоренный на юге России, проявился в это смутное время в самых ужасающих формах. Отличались не только белые, но и красные-неевреи, а особенно свирепствовали петлюровцы и зеленые. Из 887 известных погромов на Украине времени гражданской войны 493 были совершены национальными украинскими войсками Симона Петлюры, 307 – независимыми атаманами и батьками, особенно Зеленым и Григорьевым, 213 – вооруженными силами Юга России, 106 – Красной армией. Отступая, например, из-под Львова в 1920 г. конармия Буденного творила страшные злодеяния в еврейских местечках Галиции. Следует заметить, что анархист Нестор Махно был противником еврейских погромов и не санкционировал их. В его войсках были даже отряды еврейской самообороны.
Главный раввин Москвы Яков Мазех сказал в 1922 г. – «Троцкие устраивают революции, а Бронштейны (Бронштейн – настоящая фамилия Троцкого) платят по счетам». Счет оказался очень высоким и трагическим. Земле была предана 31 071 жертва погромов, но, учитывая без вести пропавших, сожженных, утопленных евреев, число жертв вполне может превысить и 50 тысяч человек. Уцелевшие украинские евреи остались нищими, многие лишились жилья и всего скарба.
«Опять еврейские погромы, – пишет поэт и писатель Иван Бунин, живший тогда в Одессе и страшно переживавший любые безнравственные поступки в рядах Добровольческой армии, – До революции они были редким, исключительным явлением. За последние два года они стали явлением действительно бытовым, чуть ли не ежедневным… Наш общий долг без конца восставать против всего этого, без конца говорить то, что известно каждому мало-мальски здравому человеку … Нельзя жить без Божеских и человеческих законов, жить без власти, без защиты, без обуздания своевольника – нельзя».
Твердо в защиту гонимого еврейства прозвучал голос Патриарха Тихона: «Доносятся вести о еврейских погромах, избиение племени, без разбора возраста, вины, пола, убеждений. Озлобленный обстоятельствами жизни человек ищет виновников своих неудач и, чтобы сорвать на них свои обиды, горе и страдания, размахивается так, что под ударами его ослепленной жаждой мести руки падает масса невинных жертв…. И в массовой резне тонут жизни вовсе не причастных причинам, пролившим такое озлобление. Православная Русь, да идет мимо тебя этот позор. Да не постигнет тебя это проклятье. Да не обагрится твоя рука в крови, вопиющей к Небу. Не дай врагу Христа Диаволу увлечь тебя…» - Послание 6(21) июля 1919 г.

Местное православное население спасало евреев от погромщиков, прятало их в своих домах, просило Белые власти навести порядок. «Нет никакого сомнения в том, что многие евреи были обязаны этому жизнью, и без этого количество жертв оказалось бы неизмеримо большим» - отмечал еврейский ученый Н.И.Штиф. Белая администрация боролась с насилиями над евреями всеми возможными силами. Издавались листовки, писались статьи, работали военно-полевые суды, в еврейских местечках выставлялись усиленные патрули. Генералы Драгомиров и Бредов, управлявшие Киевской областью, подписали немало смертных приговоров и даже ужесточали решения местных полевых судов, часто снисходительных к погромщикам. «Если бы только войска имели малейшее основание полагать, что высшая власть одобрительно относится к погромам, то судьба еврейства Южной России была бы несравненно трагичнее» - констатировал А.И.Деникин.

 
Генерал Шкуро, казаков которого особенно часто, и не без оснований, обвиняли в погромах и грабежах, пишет: «По мере продвижения моей группы к северу и к западу от Донской области стали попадаться населённые пункты с многочисленным еврейским населением. Расположенные по обывательским квартирам казаки слышали повсюду негодующие речи о доминирующей роли евреев в большевизме, о том, что значительный процент комиссаров и чекистов – евреи… Однако в Екатеринославе нас встретило одинаково радушно как русское, так и еврейское население. Явившиеся ко мне депутаты высказывали возмущение деятельностью своих единоплеменников – большевиков, которые одинаково бесчинствовали и над русскими и над евреями, не примкнувшими к большевизму. Уже ходили слухи о готовящихся еврейских погромах, и евреи просили защитить их». Когда однажды Шкуро доложили о начавшемся погроме в еврейском квартале, разорении нескольких еврейских домов и насилиях над женщинами, он немедленно прибыл на место со своей «волчьей сотней», прекратив бесчинства, в которых участвовали его казаки. Шестеро погромщиков были преданы военно-полевому суду и повешены с надписью «за мародёрство и грабёж».

Несмотря на погромы и унижения, значительная часть образованного еврейства выбрала вместе со своими русскими друзьями путь Белой борьбы. Среди них были и такие всероссийски известные политики, как Мордехай Винавер, и простые студенты, молодые инженеры, коммерсанты, гимназисты.
«В 3-й помнится роте моего батальона командовал взводом молодой подпоручик, черноволосый, белозубый и весёлый храбрец, распорядительный офицер с превосходным самообладанием, за что он и получил командование взводом в офицерской роте, где было много старших его по чину. Он, кажется, учился где-то за границей и казался нам иностранцем». Подпоручик был убит в боях уже после освобождения Харькова, и его похоронили с воинскими почестями. Хор пропел ему «Вечную память». А скоро, находясь по вызову командования в Харькове, Туркул встретил в городе еврейскую похоронную процессию. «Шла большая толпа. Я невольно остановился: на крышке чёрного гроба алела дроздовская фуражка… Вокруг меня стали шептаться: ˝Командир, его командир˝». Туркул узнал идущую за катафалком жену подпоручика, которую видел мельком в батальонном штабе: она приезжала к мужу как раз перед тем, как он погиб. Жена перевезла его прах в Харьков. «Уже не на православном, а на еврейском кладбище с отданием воинских почестей был погребён этот подпоручик нашей 3-й роты. Его молодой жене, окаменевшей от горя, я молча пожал на прощание руку…» - Генерал Туркул. Дроздовцы в огне.

26 июня 1919 г. депутация южно-русских евреев посетила Деникина в Таганроге. Делегаты просили осудить погромы и вернуть офицеров евреев в свои полки. «Я описал им бывшие на этой почве инциденты…- вспоминает Главнокомандующий. - Один из представителей горячо и взволнованно заявил: - Пусть! Пусть они подвергнутся моральным мукам, даже смерти! Мы идем на это, мы жертвуем своими детьми!...» Среди воинов Белой армии были евреи, прошедшие Ледяной поход, всю войну и разделившие чужбину со всем Белым воинством. Один из таких героев - георгиевский кавалер Михаил Арнольдович Кацман, был одним из 30 добровольцев, откликнувшихся на призыв есаула Чернецова к более чем 800 донским офицерам на общем собрании 30 ноября 1917 года в Новочеркасске. Кацман воевал в отряде Чернецова, а затем во 2-м Корниловском полку, умер во Франции в 1983 г.

Сам офицер Добровольческой армии, еврей Д.О.Линский размышлял о путях еврейства в Белой борьбе: «Еврейству открывался, может быть, неповторяемый случай биться так за русскую землю, чтобы раз навсегда исчезло из уст клеветников утверждение, что Россия – для евреев география, а не отчизна…. Здесь не могло и не может быть выбора: победа противных большевизму сил через страдания ведет к возрождению всей страны и в том числе еврейского народа… Еврейство должно было целиком вложиться в русское дело, отдать ему свои жизни и средства… Надо было сквозь темные пятна белых риз узреть чистую душу Белого движения… В рядах той армии, где было бы много еврейских юношей, в составе той армии, которая бы опиралась на широкую материальную поддержку еврейства, антисемитизм задохнулся бы… Еврейство отстраняли от подвига участия в русском деле, но еврейство обязано было отстранить отстраняющих». – Д.О.Линский. О национальном самосознании русского еврея // Россия и евреи. Сб.1. Берлин, 1924. – С.149-150.

О.В.Будницкий. Российские евреи между красными и белыми. – М.: РОССПЭН, 2006.
 
 

  • 1
Тема интересная это весьма.
Но достаточно опасная такая для самих евреев.

Тут концептуальная слабость самого труда, воглавляемого А.Б.Зубовым. Источник этой слабости - в критическом дистанцировании от единственной непреложной государственно-правовой реальности, которая есть у русских - Российской Империи. Говоря о ней "с оговорками", в солженицынском ключе, автор не может сформулировать главный и абсолютно неопровержимый упрёк русскому еврейству, точнее - обвинение: в активнейшем участии в борьбе и сокрушении этой государственно-правовой данности, в результате чего возник тот хаос 1917 г., из которого в свою очередь возникла советская деспотия. Вот где основа основа, причина причин, а не в событиях гражданской войны, явившихся только следствием разрушения русской исторической государственности.

Мы исходим из вины конкретного человека, а не народа в его совокупности. Виновным может быть лишь субъект, наделенный собственной волей, народ к числу таких субъектов не относится. Поэтому при любых возможных оговорках Ваш подход для нас неприемлем.

Что касается "дистанцирования от единственной непреложной государственно-правовой реальности" - это и так, и не так. Мы воспринимаем события февраля 1917 г. именно как падение исторического государственно-правового порядка, следствием которого стал нарастающий правовой хаос и, наконец, утверждение принципиально противоправного (с точки зрения права РИ) режима. Это, однако, не предполагает, что РИ, ее право и государство для нас являются абсолютными ценностями.

Что касается юридической вины и виновности, разумеется, надо говорить о конкретных субъектах. Но в политическом плане это могут быть и целые группы, социальные, национальные, религиозные. Русское еврейство в целом было группой, активно боровшейся с правопорядком РИ, разными способами, от легальных, до совершенно преступных. Но поскольку для вас, как Вы говорите, ценности правопорядка РИ относительны, то и борьба с ним, в том числе и совершенно противозаконная, не может составлять содержание преступления или, во всяком случае, получать определённо негативную оценку. Это-то и составляет концептуальную слабость занятой вами позиции, что нет недвусмысленного заявления о том, что тот исторически сложившийся государственно-правовой порядок, та совокупность институтов и законов, которая образовывала РИ, признается в качестве единственной чётко формализуемой и описываемой реальности, которая и есть, собственно, реально-историческая Россия. Не оценивать её, насколько она далека от идеала, а признавать именно в таком вот нейтрально-фактологическом, юридическом качестве. И тогда, на основе такого признания, очень несложно дать оценки действиям всех тех сил, которые участвовали в политическом процессе во время последнего царствования, как легально, так и нелегально.

Политика и общество

По моему скромному мнению, ценность книги, и позиции А.Б. Зубова в том, что она помогает понять: Политический подход и политические оценки истории привели человечество к плачевному состоянию, которое мы видим на сей день. Власть привлекает людей морально неполноценных, заметил Albert Einstein. Политики намеренно разделяют людей. Divide et Impera действует безотказно. Приносит пользу для стремящихся к власти и приводит к миллионам человеческих трагедий. Книгу А.Б. Зубова я вижу как руку, протянутую через головы политиков, всем порядочным людям планеты. Это могут прагматики расценивать как утопию. Но именно история человечества показывает, что другого пути для улучшения качества жизни, да и для самого выживания человечества, нет.
А.Келин

  • 1